Седьмая Печать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Седьмая Печать » Личные эпизоды » Highway to Hell


Highway to Hell

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время: 20 июня 2014 год, вечер;
Место: Средне образовательная школа Карфагена;
Участники: Крис Раш и Адриана Фэйт:
Краткое описание эпизода: Последний день в школе, то чего ждала Кристина больше всего на свете - выпускной. Она пришла на праздник, сентиментально отдавая дань уважения своим учителям. Однако Крис и не предполагала, что этот день перевернет её жизнь с ног наголову, и она уже никогда не станет прежней.

+1

2

У Крис не было особого желания появляться на празднике. Спутник отсутствовал, компания тоже, от чего никакого восторга девушка не ощущала. Однако появится там, было приказом Хельги. Долго ли ещё эта блондинка будет её мучить? Успокоится ли, когда они станут студентами? На эти вопросы ответа не было. Крис тешила себя мыслями, что уехав из этого пагубного города, судьба фотографий не будет её волновать.
Нежно-голубое платье рукодельница Кристина сшила сама себе. Оно было из легкой ткани, слегка отрытое, не вызывающее, однако, ткань идеально облегала тонкую фигуру девушки. Отец, увидев дочь, лишь приподнял бровь, не высказывая ни каких своих мыслей по поводу наряда. Что чрезмерно обрадовало девушку, ведь он мог с легкостью отправить её переодеваться. Их расставание было скорее формальным, лишь напоследок Чарльз произнес что-то вроде:  «повеселись, это твой день».  Кристина была удивлена неожиданной теплотой своего отца, но не подала виду, что её  сердечко трепетно  дрогнуло.
Праздник же был с размахом, Крис подобно тени наблюдала, как танцуют пары, слушала концерт. В принципе попрощавшись с учителями, которые слезно желали удачи своей любимой ученице, девушка могли бы пойти домой, вот только не успела.
К ней подошел Дерек и пригласил на танец. Потеряв дар речи Раш не успела и пикнуть, как  парень уже вытащил её на середину зала. Это был медленный танец, он прижал её к себе, от прикосновений, от тепла исходящего от Дерека, былые чувства вновь вспыхнули. Крис не смотрела ему в глаза,  всё оглядывалась, ожидая вновь удар в спину. Однако эти три минуты близости стали волшебным воспоминанием, перед настигающим её адом. Когда музыка закончилась, он чуть нагнулся и произнес единственное слово «прости» и робко прикоснулся губами к щеке.  Дыхание словно перехватило, Кристина взглянула в холодные голубые глаза юноши, искренни ли он?
Отойдя  молча в сторону, Дерек лишь кивнул и ушел, также неожиданно, как и появился. Крис в недоумение пошатнулась. Обернувшись, она встретилась взглядами с Хелен. Она явно была не в курсе, что вытворял её братец, но сделала вид, что так всё и должно было быть. Вместе со своей шайкой-лейкой, с иронией расхвалила платье бедной девушки, при этом якобы случайно вылила на него красный пунш. Жидкость моментально впиталась, оставлялась огромное кровавое пятно.
- Ох, извини! Крис! – ахнула блондинка на публику, - Пойдем скорее!
Схватив девчонку за руку, потащила её в лесопарк, который был прям около школы. Сердце мышки было готово выпрыгнуть из груди, неужели Дерек вновь её обманул?
- Знаешь, Крис, мы все гадали, может ты святая? – они все шли, даже бежали, Раш то и дело спотыкалась, - Ну, ты нас пойми, за всю учебу, я ни разу не видела твоих слез… Да и язык за зубами ты держала, мы решили, что с тобой явно что-то не так…
Они резко остановились. Перед ними была поляна, посреди леса, света почти не было, только неожиданно появившейся фонарик. Посередине поляны стоял высокий столб. Хелен толкнула вперед Кристину и её сразу же подхватили какие-то парни, крепко сжав руки.
- Мы тебя раскрыли! Ты ведьма! А ведьм надо сжигать! – проговорила с небывалой яростью блондинка и махнула рукой, давая понять, что девчонку надо привязать.
Дивы – подчиненные в этой не замысловатой иерархии, куда-то разбежались. И когда веревка сдерживала Крис, она увидела, как те кидали к её ногам хворост. 
Зрачки Раш расширились, адреналин закипал в крови, от безысходности начала дергаться и пытаться выбраться.
«Они меня сожгут? Сожгут?! Это реально? Это все происходит в реальности?» - Кристина не могла придти в себя, шок, страх сковали девушку, заставили таращиться на своих обидчиков стараясь найти в их высокомерных взглядах ответы на свои вопросы.
Они  лишь смеялась…  Паника атаковала Кристину, она дергала руками, но веревка лишь натирала запястья.
- Ох, неужели наша храбрая мышка испугалась? Ха, вы только посмотрите, как она дергается! Хей, пора сжигать грешную душу! – злобный смех вырвался их прекрасных уст Хелены.
Кто-то из парней начал чем-то обливать вокруг столба, к сожалению, из-за шока Крис совершено не приметила, что расстояние значительное, она смотрела в глаза блондинки, в которых читалось удовлетворение.
Лица людей, стоявших перед Раш,  были скрыты в тени, от чего девушка видела только силуэты. Почему эти люди тоже её ненавидят? Разве она сделала что-то плохое им? Или они так боялись Хелену?
Эта блондинка, вновь расхохоталась, нарушая тишину, она достала спичку и с улыбкой на лице кинула в жидкость.
Из уст Кристины вырвалось слово «Нет!». Она с ужасом наблюдала, как горящая спичка летит к ней и падает в круг. Она зажмурилась, ожидая, как вспыхнет  пламя.  Но ничего не последовало, только громкий, не обузданный ржач эхом разнёсся по лесу. Все кругом сжимали животы, тыкая пальцем на испуганную Кристину.
- Во, дура! Поверила!  - кто-то крикнул, а после начались какие-то шумные разговоры, оскорбления, Кристина в ужасе уставилась на всех этих людей, совершенно не понимая, что только что произошло.
- Там была вода идиотка, - усмехнулась Хелен, - Приятного выпускного мышь!
И все ушли.
Кристина привязанная к столбу, в лесу, одна, посреди палок, пыталась хоть как-то придти в себя. Она громко и истерично дышала, стараясь успокоиться, но слезы беззвучно потекли по щекам.

***
В дверь постучались Чарльз сидевший на диване и, читая книгу, ринулся открывать её, думая, что Кристина уже вернулась с праздника. Однако это оказался  лишь посыльный.
- Вам заказное письмо, - произнес невозмутимо парень, даже слишком.
- Хм… - Чарльз уставился на адрес заказчика, но его не было.
- Распишитесь вот тут, - указал работник почты и, получив желаемое, исчез.
Зайдя обратно в дом, мужчина в тот же миг открыл письмо. Его зрачки распахнулись, а после залились кровью ярости и негодования.
- Кристина… - прошептал сдавленно мистер Раш, смотря на свою раздетую дочь  в обществе какого-то незнакомца. Ярость и гнев охватили мужчину, он схватил ключи от машины и рванул в гараж. Сев в машину, он отправился к школе, туда, где находилась его дочь.

+1

3

Брошенная сигарета догорала в пепельнице на столе в роскошном кабинете Адрианы Фэйт. Морриган раздраженно повела плечами, словно пытаясь скинуть с них усталость – странный жест, который достался ей от хозяйки тела, которое она сейчас занимала. Кабинет Морриган решительно не нравился, но сделать ремонт не доходили руки. Дом у Адрианы был прекрасным, и обвинить ее в отсутствии вкуса не поворачивался язык, зато бывший уже владелец сего славного заведения славился абсолютным пренебрежением стилем. В его ресторан-то ходили исключительно из-за хорошей кухни и редких вин – никак не из-за интерьера. Теперь  ресторан «La Gourmet» радовал не только желудок, но и глаз, но Морриган-Адриане этого было мало. Останавливаться на пол-пути было не в ее стиле, все должно быть идеальным. Как она сама. Девушка встала с кресла и посмотрела на себя в зеркало, поправляя выбившуюся из прически прядку. Именно стремление к совершенству и невозможность его достичь, сгубило Адриану Фэйт. Она хотела быть первой в ресторанном бизнесе, но не могла обойти своего главного конкурента, владельца «La Gourmet». Он изначально играл не честно, а Фэйт не хотела принимать его правила, оставаясь чистоплюйкой. Поняв, что успеха она не добьется, Адриана не нашла ничего лучшего, чем попытаться застрелиться от отчаяния, забрызгав мозгами стены в своем со вкусом обставленном доме. Идиотизм – решила Морриган, занимая приглянувшееся ей тело за секунду до того, как тонкий палец нажал на курок. В отличие от Адрианы, Морриган не любила медлить, потому сейчас вполне себе наслаждалась предоставленным ей сосудом. Адриана Фэйт не была такой праведницей, которых обычно любят выбирать демоны для одержимости. Она прекрасно стреляла и метала ножи и даже держала дома ручного ворона – идеальная кандидатура для Морриган. Она никогда не разделяла общей любви невинным агнцам, полагая, что есть в этом что-то сентиментальное, а в чем-чем, в сентиментальности этого демона никак нельзя было обвинить. Тела она предпочитала красивые и подходящие под образ, которым ее описывали на протяжении веков – прекрасная темноволосая богиня-воительница. Почему бы, собственно, и нет?
Девушка усмехнулась своему отражению и вышла из кабинета. Навстречу ей устремился мальчик-администратор.
- Мисс Фэйт, для банкета завтра все готово, но музыкант сказал, что не сможет присутствовать. Что-то о том, что у него мать при смерти, - юноша сжался под холодным взглядом синих глаз, но Морриган была не настроена на скандалы этим вечером.
- Позвони Дэвиду, он мне должен и отыграет завтра. И вот еще… с завтрашнего утра мы начинаем ремонт в моем кабинете. Позвони той девице, что фотографировала ресторан для журнала. Она еще и художник, глядишь, и как дизайнер сгодится. Уговори ее, детали меня не интересуют.
Это был не принципиальный вопрос, но Морриган не могла удержаться. Позлить Нергала, который увел у нее непробужденного на тот момент потомка Моисея, было делом принципа. Морриган терпеть не могла, когда посягали на ее территорию, а этот случай был просто вопиющим. Впрочем, сейчас не время думать об этом. Ее вечер обещал быть итак достаточно интересным.

Некоторые ритуалы стоит проводить на природе. Некоторые ритуалы стоит проводить ночью и только убедившись, что никто и ничто не помешает. Именно для такого ритуала и искала место Морриган. Ритуал проводить сама она, разумеется, не собиралась. Было достаточно тех, кто готов был сделать это для нее и во славу ее. Маленькая слабость, которую она все еще себе позволяла – снова почувствовать себя богиней, а не всего лишь демоном, коими этот проклятый городишко просто кишел. Ночью лес почти не отличался от того, что был в Ирландии много веков назад…но только почти. Крики в отдалении заставили Морриган вернуться на тропинку и двинуться не в чащу, как стоило по плану, а от нее.
На опушке перед ней предстала картина маслом – девчонка в платье небесного цвета с отвратительно-красным пятном была привязана к столбу, который местные раньше использовали как ориентир для проведения городских праздников на природе, и вопила, что есть мочи, словно ее собирались жечь. А ее и собирались – по крайней мере именно этим угрожали безвкусно раскрашенные пигалицы. Положительно, в этом мире слишком мало людей, которым доступно чувство прекрасного. Морриган-Адриана досмотрела спектакль до конца, может, и ушла бы раньше, но девчонка, привязанная к столбу, была потомком Иакова. Причем не инициированным, а такой шанс упускать не стоило точно. Наконец поляна опустела, и пришло время для эффектного выхода. Лес зашумел – зашумел сильно и внезапно, а потом все стихло. Всего лишь телекинез – легкий трюк, который Морриган освоила много столетий назад. Мгновение – и демон оказалась за спиной привязанной девушки, заставив ту вздрогнуть, когда рука с накрашенными черным лаком ногтями, опустилась на ее плечо.
- Здравствуй, мышка, - голос Морриган был тих и вкрадчив, прозвище, данное девицами, оказалось забавным, - Почему ты не сопротивлялась им? Почему позволила сделать это с собой?
Пальцы демона переместились на горло привязанной и чуть сжали его, - Разве это так сложно – сражаться за свою жизнь?
Морриган любила воинов, обожала тех, кто предпочитает умирать вместо того, чтобы жить на коленях – пафосная фраза, обладавшая особым очарованием для богини войны. Ее главная опора, ее любимчики – именно они в основном и продавали ей души за возможность победить. Морриган была не против и с одинаковой легкостью дарила им и победу, и смерть, когда приходило время. В конце концов, настоящий воин должен быть готов к смерти в любом сражении. Даже таком банальном, как жизнь. Еще секунда, и пальцы разжались, а демон оказалась напротив пленницы.
- Неужели ты не хочешь справедливости? – усмешка коснулась губ Морриган. Такие девицы, как правило, слишком слабы. Но кто знает, вдруг не все потеряно? Как бы то ни было, еще один потомок на стороне Ада не будет лишним. Черт бы побрал этот гребанный Конец Света.

+1

4

Отчаяние, переходящее  в крайнюю опустошенность, заставляло грешную душу лишаться всякой надежды. Тишина стала душить, казалось, веревки начали стягивать руки ещё сильнее. Был ли хоть какой-то шанс выбраться самой? Темные локоны упали на лицо девушке, словно старались скрыть её безмолвные слезы. Учащенно дыша, прибывая в агонии ужаса и шока, сердце Крис безуспешно верещало в груди, не желая прекращать свою панику. Лишь неожиданное дуновение холодного ветра заставило девушку поднять свой взор ввысь. Словно срывая оковы беспощадности, слезы моментально высохли. Шум деревьев насколько очаровал и испугал, что разум и вовсе перестал что-либо понимать. И вдруг, все остановилось, также неожиданно, как и началось. Каждая клеточка её тела вздрогнула от этого прикосновения. Тысячи мыслей пробежали в мгновение в голове Кристины, но лишь тело бросило в жар, перехватывая дыхания, лишая всякой возможности сделать вздох. Голова юной Раш дернулась в желание увидеть своего собеседника, однако на плече красовалась женская рука.
«Хелена? Она вернулась?» - с ужасом мелькнуло в голове, стараясь понять, зачем же эта девица могла вернуться, вряд ли чтобы развязать веревки. Однако строгий голос женщины заставил откинуть предложения о том, что она вообще знакома с этим человеком.
«Она всё видела!?» - Крис смогла сделать вдох, - «Их было так много… У меня не было выбора... Фотографии...»
Изящные пальцы окружили горло, чуть сдавливая, казалось, холод проникает в каждую частичку её тела. Теперь  же легкие кричали  о необходимости вдохнуть, они загудели и сжимались в боли. Страх сковал Крис окончательно, лишая возможности чувствовать пульсацию в груди, лишь новая волна паники окутала пеленой. Её зрачки расширились, тело оцепиненно, запястья горели от веревки, словно кожа была содрана окончательно.  Смысл слов  незнакомки терялся в омуте сознание Раш. Неужели это ещё все? Неужели ей суждено вот так умереть? Согласна ли с этим сама Криситина?
«Сражаться?» - эхом пронесло в голове, - «Что за? За свое существование?» - посыпались вопросы, словно снегопад, но вдруг в этот миг пришло осознание собственного ничтожества и как жалка она сейчас выглядит. Любой бы её ответ на этот вопрос был бы осмеян. Но «червь», который сидел в душе, набравшись силы, проверещал:
«Я проклинаю этот мир! Они все должны испытать все, что делали со мной! Я буду смеяться на их могилах!»
Кристина дернулась, словно это все неё её мысли, её ротик приоткрылся, словно хочет что-то сказать, оправдаться, но лишь шепот сорвался с её губ:
- Ударили по правой щеке, подставь левую.
Кристина вжалась в столб, в этот ненавистный ей столб, её глаза уставились на женщину, что вмиг появилась перед ней. Что она сделает? Ударит? Это же учение библии… «Возлюби врага своего, как самого себя». Терпение – разве это не правильно? Относиться к людям со все прощением?  Но с губ, несмотря на всю лирику, словно с дуновением ветра, сорвалось:
- Х-хочу, - шепот, Крис выдохнула, почувствовав, как её тело напрягается стоя рядом с этой женщиной, опустила резким движением голову вниз, знак безысходности.
Волосы вновь упали на лицо, скрывая шокированные глаза,  уже чуть громче повторила, - Хочу. Они должны заплатить за всё!
Голова приподнялась, в глазах не было ни слез, ни отчаяния, лишь сдвинутые брови к переносице.

+1

5

Морриган засмеялась. Все эти библейские псевдооткровения, созданные для того, чтобы превратить людей в рабов. Демон провела пальцами по щеке девушки, замечая, как та сжалась в ожидании удара. Глупая-глупая девочка. А еще потомок, потенциал, мать его. Оставить бы ангелам такой потенциал с этими принципами. Аж противно. Прям хоть сейчас звони и предлагай кому-то из небесного воинства такую радость. Некоторые из них отличаются особо любовью к сирым и убогим. «Мышка» тем временем мнение свое сменила, и Морриган посмотрела на нее с толикой удивления.
- Вот, значит, как? Теперь мы щеку подставлять не хотим? И в чем причина? Заплатить, отомстить – громкие слова, - демонесса убрала руку от лица девчонки, - А что ты можешь, милая? И на что ты готова пойти, чтобы смочь больше? Чтобы уметь, например, вот так?
Тело Морриган в мгновение объял огонь. Простенькая, зато какая красивая иллюзия. Языки пламени словно обнимали фигуру девушки, не причиняя ей никакого вреда… а потом спустились к ногам и поползли в сторону смертной, как будто демон собиралась закончить то, что не смогли довести до конца одноклассницы жертвы. Уже почти у самых туфель школьницы пламя погасло, так и не коснувшись бледной, как полотно, девочки.
- Хочешь так же? – с усмешкой спросила брюнетка, - Хочешь?
Нож, незаметно извлеченный из клатча, полоснул по веревкам. Морриган не особо задумывалась над тем, устоит ли на ногах освобожденная девушка. Желаешь мстить – будь сильной. Девицу в крайнем случае можно и бросить в лесу, позволив ей считать все произошедшее галлюцинациями, вызванными стрессом. Люди вообще любят придумывать странные оправдания сверхъестественному.
- Ты желаешь, чтобы они ответили? Как ты это сделаешь? Ты слаба, даже за себя постоять не можешь.
«А почему бы и нет?» - мелькнула мысль, и Морриган развернулась, чтобы уйти. Она была прямолинейной в большинстве случаев – брала, что хотела, игнорируя препятствия и возражения, зато Адриана Фэйт могла действовать и тоньше, умела манипулировать и невзначай играть с людьми, несмотря на свои идиотские принципы. Ее тактика могла с одинаковым успехом сработать или обернуться фиаско. Впрочем, демон поставила бы на первое. Раньше люди молились ей, просили снизойти до них, осенить своим благословением. Почему, собственно, все должно меняться? Только потому что они не на островах, толковых друидов среди потомков почти не осталось, а мир уже начал рушиться? Глупости. Несущественные мелочи. Конец Света или нет – люди не меняются.

+1

6

Её смех дрожью отразился на теле девушки, заставляя пуще пугаться. Чувствовать себя загнанным кроликом, хотя она и раньше не была особо свободной. Вечно нагнетающий отец, со своими упреками и принципами, школьные «друзья», которые вытирали об её ноги, пронзая о её слабостях. В Крис боролись два начала: быть терпимее, прощать и продолжать существовать в этом сером мире под гнетом Бога, к которому Крис уже потеряла веру, либо же стать сильнее найти силы выбраться из этого круга и начать самой диктовать условия. Желание насколько было сильнее её, что она выкрикнула эти слова о мести.
«Я ничего не могу! Я не хочу мстить…» - что-то начало её грызть изнутри, словно она лжет сама себе, - «Нет! Не хочу! Сделанного уже не воротишь! Что мне будет от их криков, мольбы простить….Ещё и стоя на коленях…» -  легкая возбуждающая дрожь окатила тело, словно среагировало на мысли, в голове появились образы, от чего Крис сжала губы, убеждая себя, что она совершенно не хочет этого. «Это все не правильно… Они… Почему я должна платить за все!»
И вот она уже жалеет, что не смогла сдержать свои чувства и накопленную обиду. К чему же призывала её эта женщина? Кристина не могла оторвать взгляда. Темные глаза, острые черты лица, утонченная и стройная фигура и в ней таится огромная сила. Нет, она её не видела, лишь чувствовала, находясь так близко, словно находиться на крою пропасти.
В темно-зеленых глазах отразились языки пламени. Кристина с ужасом уставилась на незнакомку объятую огнём. Как она это сделала? Вдруг огонь стал двигаться к привязанной. Сердце бешено начало колотиться в груди, адреналин закипал в крови, перехватило дыхание. Хотелось бежать, куда угодно, лишь бы подальше от этой женщины, но ноги оцепенели, да и руки связаны, про что Крис уже совсем забыла.
Из уст вырвался стон, тихий, словно легкие смогли выпустить воздух. Огнь погас также неожиданно, как и появился. Глаза англичанки в изумление, в шоке и с нотками страха уставились на сотворившую  это.
«Я брежу?» - мелькнуло в голове, -  «Это какой-то фокус?»
Однако нутро говорило обратное, инстинкты брали свое, ведь чувство самосохранение намного больше выражено, когда ты на грани смерти. Мелодичный голос вновь задал вопрос, который ставил девушку в тупик, она не знала. Чувства, что бушевали в ней, слегка утихли, и она вновь готова была всех простить, но «червь» не давал покоя. Эхом в сознании разнеся вопрос и в глубине себя, Кристина понимала, что хочет увидеть униженную и растоптанную в грязь Хелену.
- Хочу, - шепотом произнесла Крис, едва ли это услышала женщина, а её лицо вновь скрыто под тенью. «Но разве зло не порождает ещё большее зло?»
Мелькнул металлический блеск, мгновение и девчонка была готова рухнуть, ощутив свободу, но ноги удержали её. На запястьях была содрана кожа, слегка выступала кровь, лицо Кристины стало серьезным и озадаченным.
Незнакомка, поставив Крис перед выбором,  развернулась и собиралась уходить. Она ткнула своим изящным черным ногтем в самую больную рану девушки, от чего та, стиснув зубы, поникла.
- Да, я слаба, - проговорила Кристина в след уходящей мадам, сжимая при этом кулаки, - Я всю жизнь должна была терпеть и прощать, прокладывая себе путь в так называем Рай.  Но почему должна верить тому, кто забирает у меня всё?  Я вряд ли туда попаду, люди вообще не достойны Рая! –  тон стал громче и сильнее, но вдруг стих, - Вы спрашивали, что я могу сделать?  Возможно смерть есть выход из этого круга, но вряд ли мой дух успокоиться, пока эта твари ходят по этой земле, – девушка развела руками, - Я ничего не могу им сделать!  У меня нет ни какой власти! Ни денег! Ни популярности! Нет ни опоры, ни друга, ни матери, ни любящего отца! – её голос дрожал, тело все напрягалось, но глаза, эти глаза горели, но в тоже время были пусты, - Чтобы отомстить в мире людей, одного желания недостаточно.
Кристина была на грани истерики, хотя внешне этого ни как не проявлялось, она не понимала, почему вообще выкрикивала этой женщины свои мысли, да и правильно ли она её поймет? Ей было страшно, но то, что когда-то Кристина называла «червем» в одно мгновение стало змеем. Он медленно обвивал её, стягивая её конечности, заставлял бояться, дрожать от страха, внушал панику.   Крис всегда боялась, что её мысли заставлять возникнуть чему-то подобному, тогда она завязнет в них и расплата придет, но Раш никогда не задумывалась, что изворотливый змей может стать союзником.
- Кто вы? – поднимая голову, спросила девушка, она ещё не успокоилась, её голос слегка дрожал, а руки обхватили себя, она сделала шаг вперед, к той, что внушала ужас, заставляя волосы седеть, но что значит страх? Что будет, если не прятать глаза?

0

7

Морриган рассмеялась. Рассмеялась горько, коротко. Эта девчонка, сама того не понимая, надавила на старый шрам так сильно, что он едва не начал снова кровить. Демон была уверена, что все падшие в той или иной мере по Раю скучали. В Аду было, как подсказывала Адриана, «темновато, мрачновато, горы трупов, как всегда». Рай был дело другое, его даже Морриган вспоминала временами со смешанным чувством ностальгии и обиды.
- Достойны? – «богиня» усмехнулась, - Девочка, кто это вообще решает? Забудь о Рае, большинству людей туда не попасть. Девчонке не попасть тем более, потому что она потомок Иакова, но стоит ли расстраивать «мышку» заранее?
- Смерть-смерть-смерть, - Морриган остановилась, пальцы задумчиво пробежались вверх и вниз по стволу рядом стоящего дерева, - Все вы люди такие слабые. Предпочитаете бегство борьбе… Раньше такого было меньше, - девушка презрительно усмехнулась и все же развернулась в сторону школьницы.
- Власть, деньги, популярность – это все так мелко, девочка. Решает ум, решает сила. Впрочем, у тебя нет и этого. Хочешь обрести? Не видно.
Этот разговор напоминал игру в одни ворота и постепенно наскучивал Морриган. Просвещать, что-то доказывать, вести задушевные беседы – не ее стиль. Вот у Абаддона это получалось отлично, ему с этим было проще  - он любил философствования и умные слова, недаром выбрал в качестве сосуда этого журналюгу и поднял его на самый верх. Морриган-Адриану откровенно бесило, что официальные СМИ города плясали под дудку ангелов, но сейчас было не время и не место думать об этом, если только их не снимали скрытой камерой. Не снимали, значит, стоило сосредоточиться на девчонки, которая все-таки разродилась вопросом по делу.

- Меня зовут Морриган, - ответила демон, пытаясь уловить проблеск понимания в глазах школьницы. Как же  проще было, когда люди не страдали невежеством, когда ей приносились жертвы и в ее славу слагались песни, когда матери просили ее защитить на поле боя их сыновей, и готовы были продать души,  чтобы те вернулись с войны.. Они возвращались, а коллекция Морриган росла и росла. Сейчас, впрочем, войны стали другими и куда меньше вдохновляли «богиню». Люди вообще измельчали, видимо, поэтому первая Печать и сорвалась так рано. Безрукие идиоты.
- Кельты называли меня богиней войны, но у меня много имен. Сейчас основное – Адриана, но имена-имена… это все так мелко, несущественно. Вот твое имя? У тебя оно есть, но те девицы и не думали тебя звать по нему. Значение имеет только суть, назваться можно кем угодно, - пожала плечами женщина.
- Желания никогда недостаточно. Нужно упорство, время, сила воли. Они у тебя есть? Не знаю. Нельзя сказать, что ты упорно сражалась за себя. Ты не воин. Не знаю, сможешь ли им стать… Потенциал у тебя есть, но… Желание, девочка, вопреки твоим словам, тоже многое решает.
Морриган вздохнула… Она действительно сомневалась в том, что столь слабого потомка стоит инициировать… Можно, например, сразу убить, чтобы не достался никому… или сплавить Нергалу, пусть развлекается, он любит инициировать девиц.

+1

8

Смех этой дамы, пронизывал каждую клеточку, заставлял каждый нерв прочувствовать на себе всю мощь этого существа. Кто она? Почему помогла освободиться от веревок? Но в тоже время загоняет  в угол, словно хочет чего-то. В мыслях Кристины не было никакой трезвости, она чувствовала себя усталой, опустошенной, хотелось скрутиться в комочек и спрятаться, чтобы её никто не трогал.  Однако женщина, словно видящая её насквозь, не позволяла убегать, заставляла «бороться», главным образом с самой собой.
Слова Кристины, сказанные с пылу с жару, отразились в смехе этой дивы. Вновь и вновь она ставила глупое человеческое создание на место, словно той никогда не понять истины. Кристина знала, что ей нет места рядом с матерью, она больше никогда её не увидит, даже там наверху. 
Презрение - это  то с чем Раш встречалась каждый день, и для  неё не было удивлением, что она вызвала подобное чувство и у этой незнакомки. Слова играли большую роль, отчего Крис лишний раз промолчит, лишь бы не говорить того, в чем она не уверена. Вслушиваясь в речи  этой женщины, складывалось впечатление, что она не из этого мира, что прожила уже тысячи веков и весь людской род ей противен. Вот только современное начало,  заложенное в Крис, заставило девчонку подумать о бреде, что все, что с ней сейчас происходит полный абсурд и в реальной жизни такое невозможно. В голове всплывали фокусы, волшебство ввергшее в ужас и восторг… Нет, разум отказывался принимать это все за реальность.
Отчасти Кристина сама того не понимая, соглашалась с незнакомкой, хоть уставившись на неё, не подавала ни каких признаков сознательности и понимания. Люди были мелочными, их желание основанные на их пороках, на желание быть лучше других, нажиться на других, обжираться, восхвалять себя… В чем же справедливость этого мира? Крис действительно  предпочитала отстраниться от всего этого, ведь одна она ничего не сможет исправить. В ней нет тех лидерских качеств, способных повести за самой массы людей, в ней нет уверенности в завтрашнем дне, нет желания бороться. А собственно за что? Идти по головам для того, чтобы жить лучше? Чтобы с тобой считались? Чтобы не оказаться привязанной к столбу?
«Я этого  совсем не боюсь… Не хочется, но не боюсь…» - пронеслось в голове, ей не нужно жить лучше, ведь она находит в себе силы простить и отпустить, терпеть и жить, идти дальше. Но справедливо ли это? Чтобы те, кто творит подобное, безнаказанно жили в спокойствие? Каждую ночь к ней приходили мысли об их расправе, что не стоит быть такой мягкой, прощать и терпеть, есть другой выход.
Так о чем говорила эта женщина? О желание,… об уме и силе. Хочет ли получить? Её проверяют? Достойна ли? Сердце девчонки вновь и вновь ударялась об стенки в груди, не позволяла трезво оценить всю ситуацию. Крис стало обидно и гадко, ведь эта дамочка тыкала  в лицо тем, о чем она и так знала, о своей слабости и ничтожности. Какая её часть уже смерилась со своей участью быть «мышью», но другая протестует и кричит, что та достойна большего!
Испепеляющий взгляд преследовал Раш, лишая подвижности сдвинуться с места. Её глаза расшились, когда та незнакомка назвала свое имя, а после…
- Кельты?- прошептала, не веря своим ушам, хотела что-то ещё произнести, но замолчала, словно произнеся это поверит.
«Это возможно?»  - куча вопросов мелькнуло в голове Кристины, её ротик приоткрылся, и она начала жадно хватать воздух, словно до неё начало доходить кто или что перед ней.  Слова Морриган пронизали Крис, её глаза чуть опустились, тело напряглось, а шея чуть стянулась в плечи.
«О чем она? Воин? Мне нужно быть Войном? Упорство? Сражаться за себя?» - Крис подняла глаза на женщину, чуть прищуриваясь. Что-то внутри вздрогнуло, как будто все что она делала до этого, было не правильным.
Кристина всегда упорно училась,  оказываясь в числах самых первых, всегда упорно помогала отцу, она находила силы идти вперед, несмотря на все издевательства, несмотря на все унижения, она не опускала руки и жила, но не ради себя.
- Не воин, - повторила Крис, при этом уголок губ дернулся, - Потенциал для чего? Зачем вы отвязали меня, если я настолько безнадежна?
Крис выдохнула.
- Могу ли я изменить свою жизнь? Смогу!  –  крикнула, при этом стиснула зубы, - Я многое, что могу стерпеть, многое смогу пережить… Знаете, мыши… Они увертливые, запасливые…
Крис выпрямилась, обхватила одной рукой себя.
- Мое желание… Я думала о том, что они все получат по заслугам! Ведь так меня учили Бог - справедлив. Но сколько я бы не ждала, не терпела, я гнию под знаменем ничтожества! Может не сейчас… может потом, я пробьюсь. Слышите? Пробьюсь! Несмотря на всё это! Я не сломаюсь.
Сердце Крис бешено колотилось,  тело напряжено, словно каждая клеточка верила свои слова, звенела, одна кисть сжата в кулаке, что аж побелели косточки. Холодный ветер пронизывал её до костей, заставлял дрожать, губы посинели.

0

9

And it's so easy when you're evil
This is the life, you see
The Devil tips his hat to me
I do it all because I'm evil
And I do it all for free
Your tears are all the pay I'll ever need*

Зачем? А правда, зачем? Морриган было скучно, Морриган хотела развлекаться, и почему-то решила, что человеческая девчонка, пусть и потомок, способна ей помочь. Глупо. Столько веков прошло, а она по-прежнему не утратила остатков веры в человечество. Кому рассказать - засмеют. Эта девочка была слабой. Ее можно было убить, но даже это не выйдет достаточно долго и мучительно. Так долго, как можно было убивать в Аду, так долго, как хотелось Морриган. Девчонка не попадет в Ад, значит, умереть она может только один раз - здесь. Умереть и стать тенью в ожидании прихода нового мира. Если только пророчества не лгут...а они могут. Сколько пророчеств в свое время сотворила сама Морриган! Некоторые из них даже сбылись...преимущественно потому что включали войны и реки крови. Люди не могут без того, чтобы проливать кровь ближнего своего.
- Запасливые? Терпеть? - переспросила Морриган, изогнув бровь. - Ты вообще себя слышишь, девочка? У тебя много жизней? Может, ты возомнила себя кошкой, а не мышкой? Есть только сейчас. Завтра не существует. Не понимаешь, да? Завтра на тебя может кирпич упасть, завтра тебя может сбить машина. Люди - хрупкие создания, а ты всего лишь человек.
Завтра тебя могут выкинуть из Рая, потому что кому-то покажется, что ты слишком жестока, что твои желания идут вразрез с каким-то непонятным "замыслом".
Морриган отвернулась. Эта девица почему-то будила в ней эмоции. Они не были похожи, они не имели ровным счетом ничего общего. И все же эта девица заставляла ее вспомнить каково это - быть отверженной. Только у Морриган было гораздо больше сил, чтобы пережить это - физических и моральных. Такие, как она, выживают и становятся сильнее, потому что они воины. Потому что изначально Морриган была создана воином. Такие, как эта девица - нет. Нет смысла пытаться сделать из нее что-то. Она ничего не хочет.
- Да пробивайся, девочка, вперед и с песней, - предложила Морриган. - У тебя ничего нет и ничего не будет, пока ты не научишься брать это. Какой потенциал? Магический. Такие, как ты, потомки древних родов, в вас можно пробудить силы и бла-бла-бла. Кого сейчас волнуют пыльные книги? Человечество забыло своих богов и предков.
Морриган-Адриана печально усмехнулась и убрала выбившуюся из прически прядь за ухо - еще один жест, оставшийся демону от владелицы ресторанов.
- Я могу разбудить твой потенциал, могу научить тебя... могу сделать так, чтобы ты была в силах отомстить, а не ждала, пока кого-то покарает невидимая Высшая Сила. Я и есть часть Высшей Силы, - комплекс Бога, говорите? Может быть, за столько веков все может быть. - Только, как ты правильно заметила, мне это не надо. И тебе, похоже, не надо. Ты сама не в курсе чего хочешь, а мне это не интересно. Я не благотворительность для обиженных маленьких девочек. Ступай домой. Пробивайся или что ты там хотела.
Последний шанс. Последний. Либо девчонка сейчас попросит Морриган пробудить ее силы, либо демон просто свернет ей шею. Остальные только спасибо скажут. Такой "солдат" не нужен ни одной стороне. Еще меньше он нужен Морриган, но она уже пообещала дать девице последний шанс. Отвергнутая, чтоб ее, слабая, выкинутая на обочину жизни. Без любящих родителей. Смотреть противно. Морриган никогда не была такой. Ничего, ровным счетом ничего общего между ними не было. Морриган в любви не нуждается.

It gets so lonely being evil
What I'd do to see a smile
Even for a little while
And no one loves you when you're evil
I'm lying through my teeth!
Your tears are all the company I need*©

-----
* Voltaire - When you're evil

+1

10

Жестокая, очень жестокая женщина.  Она ввергала Кристину в ужас, но в тоже время вызывала восторг. Кто она? Богиня? Ведь вроде так она представилась. Каждое её слово эхом отражалось в сознание девчонки. Тело Кристины готово раздавиться, под натиском ауры исходящей из этой незнакомки. Она была готова поверить, что все, что сейчас с ней происходит, это реальность, что сила этой кельткой богини безгранична и если бы она захотела, давно бы уже отправила её на тот свет.
- Я не говорю,… что у меня есть другая жизнь, я говорю, что ценю то, что имею… - прошептала Кристина, в легкой растерянности и желание хоть как-то оправдаться. Вот только для Морриган это лишь показатель слабости и несостоятельности, от чего девочка и вовсе замолчала.  Раш прекрасна понимала о чем говорила женщина, но никогда не возомнила бы себя «кошкой». Жизнь хрупка, ценить надо каждое мгновение, но кому интересны мысли восемнадцатилетней девчонки, которая только и умеет, что терпеть побои, терпеть унижение, терпеть… терпеть…терпеть… Кого интересует, что она в порыве гнева уже сотни раз лишила жизни всех, кто переходил ей дорогу, мысли о том, что этот мир ей не мил и она не ждет подарка от Бога. Ведь веры нет, ничего нет. Ни какого смысла жизни, ни какой цели, лишь желание вырваться, стать кем-то значимым для кого-то.
Слова Крис  видимо оказались слишком глупы, от чего женщина пришла в ярость, либо же что-то задело за живое бессмертную дамочку.  Однако из всего сказанного Раш уловила самое главное.
«Магия? Потомок?... Стоп, мне надо это только взять? Она этого от меня хочет?»
Признаться, сердце девчонки ни как не могло успокоиться, оно было на грани. Казалось, что сейчас после ясно неба прогремит гром! Но, несмотря на все ожидания, ничего не произошло, безумными глазами Раш уставилась на женщину, которая вела пронзительные речи. Кристина всячески старалась не брать в расчет оскорбительные нотки, ведь отчасти незнакомка была права. В данный момент, она только и делала, что жалела себя. Слабая безвольная девочка, которая предпочитает терпеть, закрывать глаза, жить в своем мире, ничего не замечать вокруг. Крис стало жутко обидно, ведь дама была права… её тыкали, словно она нашкодивший котенок, в свои ошибки. Однако разве слабый человек сможет выжить в этом мире,  принять груз  ответственности, принять людские законы и мораль? Жить по их канонам… Видимо это оказалось не столь важно, когда становишься  лицом к лицу ко смерти.
Как странно было видеть последствия  своих слов, новые чувства, которые зарождались, мысли, которые мелькали в голове. Все перевернулось с ног на голову, слишком быстро и слишком серьезно…
«Но я не знаю, что на кану... Моя жизнь? Она имеет какое-то значение? Почему я? Потому что я какой-то потомок? Древних? Боже! Да, что происходит!?» - Кристина огляделась, все ли тут реально? Есть ли тут какой-то подвох.
«Высшая сила? Она… Морриган… разве не миф… Ох черт!» -  перехватило дыхание от неимоверного потока мыслей, ведь эта женщина призывала сделать выбор и пути назад не будет. «Да, я знаю, чего хочу… я хочу это все изменить, я не хочу больше быть тем, кем делает меня это общество, я хочу быть собой, я хочу стать сильнее, хочу изменить мир вокруг себя, хочу…».
- Так пробуди, - неожиданно для самой себя произнесла Кристина, - Пробуди. Мне это нужно, необходимо. Мне нужна - ты, - голос сорвался на крик, - Нужна, – вновь прошептала девушка, смотря на Морриган невероятно чистым взглядом, с нотками мольбы и с твердостью принятого решения.

Отредактировано Крис Раш (2014-06-18 01:43:38)

+1

11

- Не ценишь, - равнодушно заметила Морриган. Эта девочка могла думать что угодно, но жизнь в полной мере она не ценила. И то, что имеет, тоже. Потому что если бы это было иначе, она не оказалась бы привязана к столбу. Маленькая, слабая, такая типичная жертва… Может, ее и стоило бы сжечь. Что потеряет мир? Он итак уже катится в пропасть. Нужны ли Аду такие солдаты? Морриган не была уверена. Адриана любила давать людям второй шанс, и вот как это закончилось для нее. Впрочем, у владелицы ресторанов хватало мозгов хотя бы на то, чтобы подобный шанс предоставлялся исключительно в единственном экземпляре. Возможно, она была права. Вдруг с этой девочкой получится так?

Все-таки она чего-то хотела. На чем-то пыталась настаивать, что-то утверждала. Возможно, не все было окончательно потерянно.
- Повежливее, девочка, - с усмешкой отозвалась Морриган, - Я тебе не подружка, чтобы ты от меня что-то требовала.
Нож вновь оказался в пальцах Морриган, а через мгновение запястье демона окрасилось алым.
- Пей. Хочешь получить силу – пей, Кристиана! – демон стояла почти вплотную к школьнице и хищно улыбалась. Она впервые назвала ее по имени, теперь девчонке стоило соответствовать. Вот они – ожившие сказания о вампирах, кровь которых способна сделать других подобными им. Не подобными…но обрести через нее силу – почему бы и нет. Если «мышка» сейчас струсит, потребуется всего одно движение, чтобы свернуть ей шею. Ни к чему оставлять не инициированного потомка, который видел слишком много. С другой стороны, если она примет свой дар, возможно, из нее что-нибудь и получится. Морриган смотрела в глаза школьнице, пытаясь уловить малейшие отголоски эмоций. Что она увидит там? Страх? Отвращение? Предвкушение? Что испытывала бы на ее месте сама Морриган? Этого она знать никак не могла. Она никогда не представляла себя человеком и не испытывала ни малейшего желания начинать сейчас. Еще несколько секунд, и рана затянется, остатки крови Морриган сотрет черным шелковым платком, и ничто не будет напоминать о произошедшем. К черному цвету они питали особую любовь, обе – и Морриган, и Адриана, это было, пожалуй, хорошо. Почему-то сентиментально-приятно, когда твои вкусы в чем-то совпадают со вкусами сосуда. Есть в этом что-то особенное.

+1

12

Чарльз мчался, что есть мочи. Он прибывал в гневе, а злость заставила его глаза залиться кровью, от напряжения полопались сосуды. Фотографии красовались на соседнем сидении, изредка он поглядывал туда, чтобы злость не уходила. Он выбьет всю дурь из неё и из этого парня!
- Вот только доберусь, вот только доберусь!
Шипел Чарльз сквозь зубы. Он остановился перед школой и разъяренный направился в зал, вот только не дошел. Его увидела Хелен, конечно же, она сразу растолковала что к чему и подбежала к мистеру Рашу. А точнее он и сам поспешил к ней.
Ты ведь одноклассница Кристины? Где она сейчас? – мужчина старался сдерживаться, чтобы ненароком не вылить свой гнев на не в чем ни повинную душу.
- Да… Вы знаете, она так напилась… В последний раз я её видела по направлению к лесу… вот туда, - указала своим тонким пальчиком девушка, при этом озадаченно посмотрела на мужчину, - Что-то случилось?
Но ответа не последовало, Чарльз уже бежал в сторону сжигания своей дочери. А Хелен зловеще улыбнулась, глядя в след.

Нельзя сказать, что реакция Морриган как-то поспособствовала облегчению напряжения в теле девчонки. Однако эта полуулыбка, заставила Кристину  значительно успокоить свое сердцебиение. Отвечать, что-то говорить, оправдываться, не было смысла, лишь чуть прикусив губу, девушка поникла, словно признает свою ошибку, а после уголок губ нервно дернулся. Взгляд заметил какой-то блеск, лишь спустя мгновение Раш осознала, что это нож. Резкое, но грациозное движение и кровь окрасила запястье.
«Пить?» - мелькнуло этом в голове девушки, она проморгала пару раз и недоумением уставилась на демона. Что-то вздрогнуло внутри, нужно было действовать, пути назад уже не было. Взгляд в тот же миг сменился на будоражащий каждую клеточку восторг. Её заворожила эта алая кровь, словно она зовет её, вокруг больше ничего нет, только эта манящая сила. Она чуть подалась вперед, аккуратно беря в свою руку чужое запястье. В её глазах расширился зрачок, сердце громко билось в тесной груди, девушка ощущала возбуждающую волну и вот её губы так несдержанно прикоснулись к источнику. Язычок аккуратно обвел по контуру  ранку, при этом ощутив вкус металла, сглотнула пару раз. Она разомкнула свои губы, как только рана заросла. Маленькая капелька потекла из уголка губ, но не успела Раш поднять свои горящие хрусталики, как они в испуге погасли.
- Кристина!
Девушка резко обернулась, перед ней в метрах 15 стоял мужской силуэт. Сердце упало куда-то в пропасть, ведь Крис узнает этого мужчину из тысячи.
- Отец… - беспокойный взгляд вернулся к демону, но образ женщины развеялся по воздуху, лишь темные глаза Кристина увидела напоследок, давая понять, что все реально.
- Что, черт возьми, все это значит?! – бешеные глаза уставились на дочь, он стремительно приближался к ней, - Что ты делаешь!?
Он смял фото в руке и кинул в Кристину, та от растерянности лишь успела мельком взглянуть на них, но этого хватило, чтобы понять, что произошло. Дыхание перехватило, казалось,  девушка и вовсе потеряла голос. Авторитет отца был настолько силен, что он казалось, уже раздавил Кристину.
- Папа, это не то…  - ничего не успев сказать, как жесткая пощечина заставила замолкнуть Крис. Она с непонятным чувством уставилась на Чарльза. Он посмотрел на свою руку и его брови сдвинулись к переносице.
- Чья это кровь? Чем ты тут занималась? Ты – падаль! – рука, вновь замахнулась, но тут же остановилась, мужчина начал вглядываться в черты лица своей дочери и не узнавал.
Испуг, что был в глазах Кристины, вечный страх и трепещущий ужас,  которым так отчаянно питался Чарльз, придавая себе ещё больше мощи и значимости, куда-то исчез. Юная Раш с презрением и ненавистью уставилась на своего отца, словно он был ничтожеством.
- Ты… маленькая потоскуха… дрянь! Смеешь на меня так смотреть? Ты… - пена так и потекла изо рта мужчины от звереющего нутра, он толкнул девчонку, что та упала,  лишь успев подставить руки, чтобы не удариться головой. В этот миг Чарльз достал свой ремень и замахнулся.
- Я научу тебя уважать старших, ты месяц сидеть не сможешь у меня, ты на коленях ползать сейчас будешь, сука,  - удар опустился на бедро, а после на плечо. Кристина, лишь взвизгнула, но больше звуков не подавала, она успела отскочить и отбежать к дереву. Её тело все гудело и горело, адреналин кипел в крови, а сердце никогда ещё так быстро не стучало в груди. Отец  же не щадился на оскорбления. Он был в 3 раза больше её, намного сильнее и проворнее. Кристина смогла избежать третьего удара, но тут же попалась в ловушку и Чарльз схватил её за горло.
- Молись и проси прощения, дочь моя, тебе все равно некуда идти, дрянь, - прошипел с яростью мужчину. Он сдавливал её горло, при этом слегка  приподнял над землей, - Как тебя, такую падаль, может носить земля…
Глаза Кристины были скрыты  челкой, она  своими руками обхватилась за кисти отца,  с жадностью хватала воздух губами, но вдруг из них вышел смешок.
- Ты не благодарная тварь, решила выставить меня на посмешище! – он сдавил и хрупкое тело Кристины, лишая окончательно её возможности двигаться. В это время мысли девушки были далеко от этой ситуации, она вспоминала, как  обращался с ней отец, как выливал на неё свою злобу и вот сейчас она тоже не может дать ему отпор. Или может? Фокус , что показала Морриган, вдруг это правда? Вдруг и она так может?
Злость, адреналин, презрение, накопившееся в Крис, заставили её из последних сил, лишиться остатка воздуха всего на одну фразу.
- Ты горишь, -  прошептала хриплых голосом Кристина, а два яростных темно-зеленых огонька уставились в холодные голубые хрусталики.
- Что? – чуть ослабил хватку Чарльз и опустил голову вниз, почувствовав запах гари, - Что?
Он полностью отпустил дочь, стараясь понять, откуда идет этот дым. Кристина скатилась по столбу дерева, хватаясь за горло и кашляя, она томно уставилась на Чарльза.
- Ты разве не видишь? – со злостью проговорила девушка, вставая и отряхиваясь, хоть в этом не было смысла, - Ты весь ПЫ-ЛА-ЕШЬ!
Пламя  в тот же миг охватило мужчину, он начал кричать и хлопать себя по одежде, стараясь как-то погасить огонь, но он лишь сильнее разгорался.
- Папа, забыл? Ты не можешь говорить, у тебя пропал голос, - и вот на лице Чарльза исказилась гримаса ужаса, он схватился за горло и понял, что звуков нет, что он совсем ничего не может произносить.
На лице Крис исказилась улыбка,  жесткая, кривая и этот смешок, из глубины души, где дремал её змей, он смеялся и она вмести с ним. Руки поднялись вверх и вот Кристина смотрит в глаза своему отцу и желает, чтобы он чувствовал эту боль, видел, как он сгорает заживо, и ни одна душа не слышит его.
Иллюзия сыграла свое, Чарльз не выдержал, его рука схватилась за сердце, которое сжалась, и перестало биться. Лицо все перекосило от реальной боли, от ужаса и последних проклинающих мыслей.
Огонь исчез, более неожиданно, чем начался,  из груди Кристины вырвался смешок, она пошатнулась, пару раз моргнув, она почувствовала, как из носа что-то течет, подняв руку, осознала что именно.
- Кровь… -  та уставилась на пальцы, что прикасались к губам, а после огляделась, мир вокруг начал крутиться, да так сильно, что глаза девушки запрокинулись назад, а её тело в обмороке упало на траву.

Отредактировано Крис Раш (2014-06-22 21:17:15)

+2

13

[STA]See the crow fly, feel her shadow[/STA][NIC]Адриана Фэйт[/NIC][AVA]http://f5.s.qip.ru/dUFH0FF0.png[/AVA]Она все-таки попробовала кровь, стало быть, механизм запущен. Странная эта штука – кровь демона, активизирует все плохое, что есть в человеке: агрессию, ненависть, мстительность… силу. Именно силу она должна пробуждать. Кто знает, может, в этой «мышке» силы ее предков окажется достаточно, чтобы превратить ее в воина. Или нет. Тогда будет еще один труп. Одним больше, одним меньше – ничего особенного. Особенные потомки в истории Морриган были, куда без этого. Их были единицы, единицы на сто, тысячу. Морриган сомневалась, что эта Кристина сможет стать такой. Но почему бы не дать девочке шанс, тем более, что «боевое крещение» ей придется пройти прямо сейчас. Кто-то учится плавать постепенно – сначала в бассейне-«лягушатнике», потом в нарукавниках, а только затем начинают плавать сами. С Крис было иначе – к Крис приехал отец, которого никак нельзя было назвать любящим. А Морриган? А что Морриган? Нет ничего проще, чем стать невидимой для людей. Нет ничего забавнее, чем наблюдать за тем, как рушится чья-то жизнь.
В какой-то момент Морриган показалось, что ничего не получится, и что она сделала ставку не на ту лошадку…но потом дело пошло. Видимо, с места в карьер – именно тот способ обучения плаванию, который подходил Крис. Серая мышка хотела что-то изменить…и решила, что самый легкий способ для этого – убить своего папочку. О нет, она об этом не знала, конечно, она не догадывалась, что все так произойдет, конечно, потом она будет плакать, убиваться, может, попытается пойти в церковь. Будет обвинять себя во всех смертных грехах…но все это будет потом. А сейчас девочка лежала на траве, потеряв сознание. Морриган опустилась возле нее на корточки и отвела с лица Крис прядку темных волос почти с нежностью.
- Детектив Фаррел? Мне понадобится ваша помощь, - голос Адрианы был абсолютно спокоен. Детектив была человеком, никакой силы, чуть-чуть харизмы…и много-много долгов перед демонами. В том числе перед Адрианой лично. Очень удачно, когда происходит подобное.

Дело замяли. Вскрытие показало, что Чарльз Раш умер от сердечного приступа. Он был вызван ссорой с дочерью, которую он напугал до полусмерти. Кристина Раш пережила нервное потрясение и нуждалась в уходе. Впрочем, скоро ее должны были отпустить из больницы домой. О том, что произошло, Кристине рассказали. Именно это стало причиной, по которой Морриган избегала посещения больницы. Утирание соплей молоденьким девочкам не было ее хобби. Крис должна была понять что к чему сама… а потом они поговорят. Потом Адриана Фэйт позаботится о дочке своего погибшего приятеля, организует красивые похороны и пристроит девочку в университет. Почему в университет, а не в монастырь как хотел ее папаша (о да, за эти дни служба безопасности Адрианы получила достаточно информации о семьей Рашей)? Потому что бедный Чарльз жил религией и был настоящим праведником, но девочке стоит самой выбрать свой путь. С помощью ее новой покровительницы, разумеется.
Дверь палаты Крис отворилась. На пороге стояла Адриана, как всегда в безупречном черном костюме.
- Как ты себя чувствуешь? Доктор Бергман сказал, что тебе уже лучше. Мне жаль, что так получилось с твоим отцом, - бесстрастно сказала Морриган, попытавшись, впрочем, ободряюще улыбнуться. Кристина еще не была готова к тому, что свалилось на нее. Следовало сбавить обороты, если Морриган хотела заполучить ее полностью. А теперь, после смерти ее папочки, у демона были все шансы... если она будет действовать достаточно осторожно.

+1

14

Удушающая тишина и пустота,  всё заполонившая пустота. Ничего не ощущаешь, не слышишь,  кажется, все инстинкты заснули, все чувства притупились. Ты находишься в объятьях вечности посреди мрака, паришь, свернувшись комочком.  Бесконечное спокойствие, умиротворение, никуда не надо бежать, спешить, что-то делать, лишь бессмертное существование в пустоши забытья.  Разве так и должно быть? Разве это правильно?
Что-то вторглось в эту обитель, что-то зловещее, заставляя ощутить металлический вкус. Появляется свет, холодный, непонятно откуда исходивший. Длинные  щупальца, напоминавшие пальцы, стали медленно тянутся к единственной забывшейся душе, не война, не борца, но потомка. Эти черные зловещие щупальца обвили тело, вроде бережно, но оставляя глубокие порезы, заставили почувствовать боль, содрогнуться в страхе и ужасе. Мрак отступает, как будто капля воды капает и капает,  это начинает раздражать. Слышишь, как шумит дождь, ощущаешь его всем телом, но вдруг понимаешь, эта вода странная, вновь этот металлический вкус на устах.  Черт побери, что это? Но уже поздно, тело тонет в этом дожде крови.  Делаешь вдох, в легкие врывается вода, нет, это воздух, огромный поток силой пробивает себе путь, заставляя дышать. Слегка дергаются веки, чувствуешь, как тяжесть волной накрывает тело, легкое покалывание.
Пальчики рук слегка задвигались, ощущаешь ткань под собой, ротик приоткрылся, заставляя пересохшие губы натянуться, от чего они слегка потрескались. Облизываешь выступившие капельки крови. Опять металлический вкус…
Открылись глаза. Не яркий свет, все равно заставил прищуриться, ещё секунда и боль ударила в голову. Кристина вновь закрыла глаза желая вернуться обратно в свою обитель, но этого не вышло. Она пришла в себя, и реальность атаковала со всех фронтов.
Девушка была одна в достаточно просторной комнате, хотя нет, Крис осознала, что это палата, она быстро сообразила, что находится в больнице, вот только почему? Чуть нахмурив брови, желая вспомнить все, и напрасно. Воспоминания никуда не делись и с удовольствием преображаясь в образы позволили Крис вспомнить Хелен, проклятый столб, странную женщину с ножом, кровь, отца и… смерть?
Пульс девушки участился, глаза расширились до придела, шок парализовал её. В этот момент в комнату ворвалась какая-то молодая девушка, но Крис совершенно не обратила на неё внимания, она быстро среагировала, от чего комната вновь закружилась в глаза Раш.
Кристина проспала его пару часов,  её тело было слишком слабым, а разум не готов к таким потрясениям. Девушка очнулась теперь посреди ночи, от шума, какого прибора, открыв глаза, ей уже не было так больно, она моргала и ощущала все. Её рука поднялась и сняла штуку, которую вставили ей в нос. Крис дышала самостоятельно. Она медленно приподнялась и тупо уставилась в одну точку. Мысли уже более порядочно крутились в голове. К ней вошла та сама девушка, но Крис переводя взгляд, увидела её впервые. На самом деле это была женщина, лет сорока, она улыбалась молодой Раш и спокойным тоном заговорила с ней.
Их диалог был бессмысленным, так показалось Кристине, но отчего он приобрел серьезные краски. Сара, так звали эту женщину, она рассказывала про свою семью и почему-то про смерть своего сына. Кристина почувствовала себя неловко, но из вежливости слушала и кивала, как казалось ей в нужные моменты. А после эта женщина стала рассказывать о жизни мисс Раш. Кристина пролежала без сознания, чуть меньше суток, причина этому слабость тела и  не способность выдержись повышенного адреналина в крови, там было что-то ещё, но девушка прослушала. Ссора с отцом была иная нежели в воспоминях Кристины, но та не стала исправлять чужую версию. Вдруг волна возмущения накрыла Кристину, желая воспротивиться продолжению, но уже было поздно. Сара произнесла то, что англичанка не хотела слышать.
- Его больше нет, - произнесла спокойно Сара и взяла за руку Крис, темные глаза девушки перевели взгляд следом за этим жестом успокоения, в горле был ком, но не оттого, что услышала, ведь теперь все стало реальным, все воспоминания это реальность! А оттого, что внутри все горело, все рвало и метало, и кричало: «ЭТО Я ЕГО УБИЛА! Я!». Внешне же глаза Крис опустились, она сглотнула, её губы начали жадно хватать воздух губами.
Сара, увидев реакцию, хоть и заторможенную, но все же потрясенную внутренне, тут же надела кислородную маску и приказала девушке поспать.
Но Крис не спала,  эта ночь была для неё пыткой. Что же теперь будет? Её посадят за решотку? А то, что она сделала? Все реально? Это убило Чарльза? Повторила этот фокус Морриган? О, это имя вызывало дрожь в теле Кристины или же Адриана, кажется и так она себя назвала. Эта та сама сила, о которой говорила эта мадам? Ох, как бы Раш хотела поверить, что это сон, но нет. Боль на бедре  и на плече, следы от удушья  на шее, все говорило о том, что отец мучил её, он вершил свое правосудие, а собственная дочь лишила его жизни.
«Я продала свою душу дьяволу?» - мелькнуло в голове, от чего часть праведной девочки запищала и грызла совесть. Да так сильно, но почти вызвала в душе сожаление и самобичевание, готовое предаться суду хоть сейчас и сознаться со всем, но змей был готов придушить эту мелкую сошку, отчего слегка облегчил терзание проданной души.
«Он… меня душил, я ведь защищалась, я не хотела его убивать, не хотела…», - но змей шептал о лукавстве, но сознаться самой себе в это убийстве Кристина не была готова,- «Я не убийца… Не убийца… Мама, прости меня, пожалуйста», - вроде бы в этот эпический момент, должны были низвергнуться потоки слез, моля о прощение у Бога и отца, но лишь слово мама бормотала девчонка. Ком терзал горло Крис, но слезы, слишком большая роскошь.
Юная Раш осталась одна, она не знала, что ей делать дальше, как жить, куда деваться, куда идти… Появится ли вновь эта женщина или теперь избавившись от последний преграды Кристина свободна? Но что дает эта свобода? Нужна ли она? Кристина хоть и была изгоем, она смерилась со своим одиночеством, но это не значило, что она не хотела найти того, кто будет её понимать. Не говоря уже заботе и любви.
Девушка заснула под утро, решив, что она все обдумает потом, слабость и не трезвость разума давали о себе знать, отчего  сон брал свое. Полдня Кристина ещё провалялась в кровати, правда уже встала и пару раз гуляла по больнице, конечно же, месте с Сарой. К своему удивлению, Крис чувствовала себя лучше, уже к полднику, отчего осознала, что больница ей надоела, хотелось отсюда сбежать.
Лежа в кровати, что-то чирикая, совершенно не вдумываясь, Кристина резко вздрогнула. Перед ней появилась она, та, от которой веяло смертельной опасностью и неземной красотой.  Обличенная во все черное, идеальное одеяние по фигуре и безупречно подходившее её ауре. Кристина чуть приподнялась на руках и облокотилась на спинку крови. Она лишь трепетно кивнула в знак приветствия.
- Врач не врет, мне лучше, - произнесла Кристина чуть хрипловатым голосом, она смотрела в глаза своей новой покровительнице, не веря, что та пришла к ней вновь, но томно отвела их, переводя на листок, где был нарисован огонь.
- Да, жаль его, похороны… уже скоро, да?- чуть тише сказала девушка и смяла рисунок, кинув его на пол, она не смотрела на женщину, собственное лицо было бледным, даже безжизненным, отчего-то было стыдно за это, за свою слабость.
Улыбка мадам заставила как-то по-новому взглянуть на неё, то ли желая найти в этом искренность, толи убедиться в безразличие богини.
- Что теперь будет? Кто я теперь?

0

15

Девчонка выглядела слабой, уставшей…и чертовски молодой. Морриган не любила детей, не понимала их и вообще считала довольно бесполезными. Да, у них нет страха, гибкая мораль и т.д. и т.п… но и мозгов у них маловато, а мозги богиня ценила куда больше многого другого. Возможно, больше вообще всего остального. С другой стороны, большую часть запаса душ производили как раз люди не совсем умные. Но потомки есть потомки, их души не поимеешь, будь они семи пядей во лбу или тупые, как пробки. А учить тупых – занятие бесполезное и неблагодарное. Оставалось надеяться, что Кристина все-таки достаточно взрослая, чтобы осознать происходящее и достаточно умная, чтобы сделать соответствующие выводы.

- Похороны завтра. Мой человек все организовал, так что тебе не стоит беспокоиться. Сегодня тебя выпишут, будет время, чтобы подготовить все необходимое, если тебе что-то нужно.
Ее помощник был готов подстраховать девчонку. В конце концов Адриана платила ему достаточно, чтобы быть уверенной в его старательности и готовности к сверхурочной работе. К тому же парнишка был ей должен (вот ведь удивительно), поэтому в том, что он сделает все, что он него потребуется, тоже сомнений не возникало.
Дальше пошли вполне предсказуемые вопросы, ответы на которые Морриган тоже уже знала. Она не планировала получать дополнительную обузу в виде едва выпустившейся школьницы, но с другой стороны – в отсутствие родителей, покровителя и прочего, кое-что упрощалось. Например, Морриган получала вместе с дополнительной головной болью еще больше контроля, стало быть, могла вырастить из девчонки то, что будет полезно Аду и ей лично.
- Ты? Ты теперь сирота, единственная наследница своего отца, а значит, владелица вашего дома и его машины. К тому же с первого сентября ты студентка Пенсильванского университета, вернее его филиала в Карфагене. Факультет нужно выбрать в ближайшие две недели.
Морриган говорила спокойно, но тоном, не терпящим возражений. Какие бы планы ни были у Кристины раньше, из Карфагена она ее не отпустит. То, что предлагала демон, вполне себе заслуживало благодарности, тем более она даже предоставляла девчонке выбор – роскошь, которой лишено большинство людей и еще большее количество потомков.
- А еще ты работаешь в моем ресторане. Кем именно – разберемся, когда ты придешь в себя. Следующую неделю у тебя каникулы, ты должна отдохнуть и разобраться во всем, что произошло.
Мой юрист поможет тебе разобраться с вопросами наследства. Вопросы?

Морриган с большим удовольствием уже перепоручила бы Кристину своему помощнику и юристу, но желание все контролировать заставляло ее медлить, пока она не убедится в том, что девчонка все поняла и адекватно воспринимает.
- Надеюсь, мне не надо объяснять, что мы придерживаемся официальной версии событий? Она тебе известна, а сверх нее не болтать. В конце концов студенческая жизнь куда лучше психушки, не так ли?
Вообще-то вопрос стоял по-другому. Жизнь в целом лучше смерти. Рисковать и отпускать только что инициированного потомка от себя Морриган не собиралась. Девочке придется смириться и стать полезной, иначе все для нее закончится очень быстро, но не очень приятно.

+1

16

Кристина  совсем не ожидала, что уже  так скоро ей придется стоять около могилы Чарльза. Она прошептала, словно хочет ощутить на вкус эту реальность:
- Уже завтра…
Её глаза чуть опустились, взгляд упал на тонкие пальцы, что лежали в замочке. Кристина еле слышно выдохнула, переводя дух.  Несмотря на то, что мышка старалась всеми силами не ударить лицом в грязь, старалась абстрагироваться от всего, собственная совесть не давала покоя. Ведь вспоминая, то чувство будоражащего удовольствия, наблюдая как человек, который всю жизнь держал тебя в оковах, испытывал неизгладимый ужас, пугало Кристину. Шокировала та темная часть души, что скрывалось за этим маленьким и хрупким тельцем.  Ещё неизвестно, сколько времени должно пройти, чтобы Крис приняла правду. 
Робкий вопрос, желающий узнать, будет ли она наказана за свое деяние, заставил девушку слегка понервничать, отчего пульс увеличился. Ответ последовал лаконичный и четкий, на что Кристина без возращений кивнула. Понятное дело она унаследовала все, что когда-то принадлежало её отцу, хотя англичанка пока не особо задумывалась об этом, где жить, на что жить… Лишь слова Морриган заставили Раш опуститься на землю.
« Я… студентка? Что? Я… буду учиться тут...», - взгляд резко поднялся, словно Крис что-то хотела сказать, но тут же отвела взгляд, - « Факультет?  Вы все решили…»
- Я могу сама выбрать…факультет? – робко спросила девушка, поднимая свои темные хрусталики и так сосредоточенно смотря на демона. Крис не собиралась возражать, лишь знать, на что имеет право.
«Эта женщина… теперь она что-то вроде опекуна? Почему она помогает? Я теперь в долгу перед ней? О… это все из-за той…крови? Может между нами теперь есть связь? Вот только я не чувствую её…», - размышляла девушка, словно пыталась найти какие-то ответы, но она не осмелилась задать эти вопросы этой мадам.
- Нет, вопросов…  Я все поняла. С-спасибо.  - секундная пауза, - А как называется ваш ресторан?
Кристина открыто посмотрела с темные омуты Морриган и почувствовала, как засосало под ложечкой, но тут же отогнала этот страх. Если бы эта дама хотела её убить, уже бы давно это не сделала.  Кристина вновь кивнула с серьезным выражением лица, словно хотела убедить, что никуда не денется и не наделает глупостей.
«Она меня пугает?» - мелькнуло в голове, когда Морриган продолжила. Сердце девушки чуть дрогнуло, но тут же успокоилось.  Кристина утвердительно кивнула и выдохнула.
- Как я смогу с вами связаться? – более уверенно спросила Раш, - Если вдруг…что-то случится.

Отредактировано Крис Раш (2014-07-09 20:05:37)

+1

17

Когда в жизни людей происходят кардинальные изменения, они как правило склонны фокусироваться на мелочах – все, лишь бы не думать о том, что впереди их ждет неизвестность, и их жизнь выходит из-под контроля. Они переезжают в другой город? Внимание сосредотачивается не на поиске работы, а на том, какого цвета теперь будут шторы в гостиной, и можно ли будет по-прежнему выращивать герань в саду, а не на подоконнике. Последний член семьи погиб от твоей руки, тебя начинает волновать передне или полноприводная у него была машина или вот на какой факультет пойти учиться. Впрочем, вопросы самоопределения были довольны важны для нынешнего молодого поколения – по крайней мере именно это пыталась сказать себе Морриган-Адриана. К девочке стоит быть чуть снисходительнее. Тогда она получит не только ее страх и подчинение, но и доверие и преданность. Часто именно переход между ними является определяющим. Что сильнее – благодарность или страх – вопрос спорный, но одно можно сказать точно – сочетание их явно должно вести к успеху. Формула, проверенная годами, должна была сработать и сейчас.
- Да, ты можешь выбрать факультет, но здесь, в Карфагене. Я позабочусь о том, чтобы тебя приняли, и решу вопрос с оплатой первого семестра.
Сейчас, в переходный период, надо создать для Кристины ощущение земли под ногами и планов на будущее. Чем больше деталей она будет знать, тем лучше. Девочке надо дать отдохнуть и смириться с происходящим, а уже потом вплотную браться за ее обучение и надеяться, что она будет схватывать достаточно быстро.
- Ресторан «La Gourmet». Надеюсь, ты не имеешь ничего против французской кухни, - с легкой улыбкой ответила Адриана.
- Отдыхай, завтра у тебя будет тяжелый день. Я приду поддержать тебя, а пока тебе стоит набраться сил, - как можно мягче постаралась сказать Морриган. Она не собиралась «нянчиться» с Кристиной, хотя понимала, что сейчас девочке необходима поддержка. Возможно, стоит отправить ее к психологу, который давно и взаимовыгодно сотрудничал с Морриган. Сама она была не слишком хороша в том, что касалось сочувствия, но зато прекрасно умела находить нужных людей и организовывать встречи. В конце концов, может, первое впечатление было обманчиво и из девочки еще выйдет толк – сейчас, несмотря на последствия инициации и смерть близкого ей человека, она держалась вполне сносно. С такими мыслями Адриана вышла из палаты, неслышно прикрыв за собой дверь.

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Седьмая Печать » Личные эпизоды » Highway to Hell


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC