Вверх страницы
Вниз страницы

Седьмая Печать

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Седьмая Печать » Регистрационный раздел » Харви Миллер


Харви Миллер

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя
Харви Миллер

2. Возраст
36 лет

3. Раса
Человек, потомок Сиф, инициирован ангелом.

4. Сторона и социальный статус
Небеса.
Имеет небольшую строительную фирму, где кроме него еще два человека.

5. Внешность
Обычный Техасский парень, который раньше умел улыбаться так, чтобы понравится всем окружающим, сейчас же у него это получается с очевидным трудом. Высокий, светлые волосы и усталый взгляд. Неровный загар, лицо, шея и руки гораздо темнее остальных частей. Впрочем, за время жизни в Карфагене это стало едва заметно. Имеет небольшой шрам на ноге, который остался после перелома. В одежде не имеет никаких предпочтений, привыкнув носить то, что подешевле.

Matthew McConaughey

http://38.media.tumblr.com/64bfef591c513a744ee3da0b550dc412/tumblr_n6ytucm9rT1qby8iwo1_500.png

6. Характер
7. Биография
Харви часто пытался убедить себя в том, что родился в неудачное время. Он думал, что предпочел бы что-то более спокойное, что-то более ему подходящее. На самом деле, с него хватило бы отсутствия на горизонте войны и никаких разговоров про то, что курение вызывает рак. И если со вторым все было просто, то войны в его независимой родной стране никак не могли закончиться. Несмотря даже на то, что две самые главные они практически пропустили. Харви уверен, что был рожден для войны, что всегда должен быть солдатом. Человеком, который убивает за чужие интересы и еще надеется что-то изменить для самого себя. Ему проще было думать, что даже пешка может решить исход боя. Стать однажды ферзем он не надеялся.
Война и правда была у него в крови. Его отец, ветеран Вьетнама, любил рассказывать о том, что все мужчины в семье Миллеров живут не для себя, а для страны. Героические истории о дедушке, который был летчиком во вторую мировую, или же далеком предке, которые участвовал в войне за независимость, он каждый раз украшал все новыми подробностями, забывая старые. Ему самому война не принесла ничего кроме ранения в спину и ночных кошмаров, из-за которых он когда-то будил весь дом как минимум раз в неделю. Впрочем, это не мешало продолжать ему любить свою страну и искать все новые оправдания тому, что все происходящее имело какой-то смысл.
Харви был старшим сыном в их семье. Он стал для родителей своеобразным сюрпризом, его мать врачи уверяли в том, что иметь детей ей не поможет даже самая искренняя молитва, поэтому новость о будущем ребенке они восприняли без энтузиазма. Жили они тогда только на военную пенсию, в небольшой квартирке, в которой были серьезные проблемы с отоплением и горячей водой. Об аборте не могло быть и речи, оба они были людьми довольно религиозными. Им проще было принять это как божью волю или что-то вроде этого. И судя по их мыслям, Бог им точно благоволил, потому что менее чем через два месяца после рождения Харви его мать снова забеременела. Через год история повторилась, поэтому после рождения четвертого ребенка (вторая беременность принесла им двойняшек), она громко заявила, что свою миссию она выполнила и обратилась в больницу, после чего детей в семье Миллеров больше не появлялось.
Жилось им трудно. Их плохую квартиру пришлось сменить на кое-что дороже, хоть и без плесени, военной пенсии на жилье и питание решительно не хватало. Его отцу, не смотря на резкие боли в семье, пришлось пойти на стройку, где платили копейки. Матери же было сложно оторваться от детей, но когда Харви подрос, она устроилась уборщицей в один из богатых домов, естественно оставляя его за няньку. Впрочем, несчастным по этому поводу он себя не считал. Братьев и сестру он любил, да и был еще не в том возрасте, когда уединение  и личное время считаются важнее, чем что-либо другое.
В школе он учился не очень хорошо. Неинтересные предметы оставались скучными даже если их зубрить несколько часов подряд, да и не было у него много времени для того, чтобы заниматься уроками. Нужно было работать по дому, помогать матери с малышней, а отцу с ремонтом, в их новом жилье что-то постоянно ломалось и выходило из строя. Свободного времени у него почти не оставалось, но Харви был не из тех, кто привык жаловаться. Та половина месяца, когда матери задержали жалованье и не осталось денег на еду, ему запомнились на всю жизнь, а все проблемы после этого воспринимались уже гораздо проще.
В старших классах он начал делать некоторые успехи в спорте, но прекрасно понимал, что на спортивную стипендию его таланта точно не хватит. Да и колледж точно не представлялся ему вариантом лучшей жизни, вот его младший брат, один из двойняшек, тот из штанов лез ради того, чтобы куда-то поступить и вырваться из их жизни. В их семье на него возлагали особые надежды. Уж не представляли в мечтах президентом, но вот крупным банкиром, который по старой памяти содержит свою семью – это уже было ближе. Сам же Харви был начисто лишен каких-либо серьезных амбиций. Он думал о том, чтобы сразу после школы записаться в армию, но сам не до конца был уверен в том, действительно ли это хорошее решение. Многие из его сверстников мечтали пойти на службу сразу, как только им исполнится семнадцать. Это было отличным решением их материальных проблем, но вот только часть из них умудрялась еще до четырнадцати впутаться в какое-нибудь нехорошее дело. Из их района выходило гораздо больше наркоторговцев, нежели военных. Харви не был до конца уверен, стоит ли связывать с этим жизнь. Куда проще было устроиться куда-нибудь на стройку и остаться помогать родителям.  Впрочем, последнее было как раз тем, что помогло ему принять окончательное решение. Он любил свою семью и был готов пойти ради нее на многое,  но провести еще десять лет в роли няньки ему не хотелось. Да и бонус за подписание контракта мог бы помочь брату с обучением. Впрочем, это не мешало Харви  сомневаться до последнего.
Первые два года в армии пролетели у него быстрее, нежели вся прошлая жизнь. Он быстро втянулся в эту новую для себя атмосферу, получая удовольствие от элементарных вещей, которых был лишен раньше. У него не было никаких проблем со спортивной подготовкой, но вот все остальное обучение давалось гораздо сложнее. Впрочем, здесь у него была намного более интересная мотивация. Сержанты выделяли его среди других новобранцев, часто ставя им в пример. Любили повторять, что если бы он был так же хорош в математике, как и на плацу, то его немедленно сделали бы генералом и отправили греться на острова. Впрочем, особой зависти у сослуживцев он не вызывал, времени на общение у них, конечно, было не так уж и много, но завязать со многими своеобразную дружбу Миллер успел. Да и шутки про природную харизму в армии были гораздо лучше, нежели в старшей школе. Совсем скоро у Харви появился еще один стимул – его брат умудрился получить полную стипендию в одном из колледжей, и обещал стать первым в их семье, кто получит нормальное образование.
Он любил армейский уклад, ценил традиции и гордился, что стал частью этого огромного и важного для страны механизма. Он был образцовым военным, который за два года успел заработать почти идеальную репутацию, многие его ценили. Решив построить свою карьеру в армии, он продлил контракт еще на пять лет.
Первое неприятное событие произошло вскоре после того, как он вернулся на базу после очередного обучения. Его новым начальником стал недавно переведенный к ним лейтенант, о котором всегда ходило много слухов. Харви всегда считал себя непредвзятым, и независимым от чужого мнения, поэтому от каких-либо обсуждений его личности с сослуживцами отказывался, убеждая их, что некорректно говорить такое о старших по званию. Новость о том, что не всегда начальство бывает правым, он получил примерно через месяц, случайно застукав молодого лейтенанта за оральным сексом с некой молодой особой.  Свое поведение после этого он не смог оправдать и через десять лет после происшествия, хоть и придумал за это время много отговорок. Конечно, все могло быть по обоюдному согласию, секс в армии не был такой уж запретной темой. Да и лейтенант смог убедить его в самых доступных выражениях в том, что ему просто напекло голову на солнце, после чего случились некоторые галлюцинации. Второй такой случай был вызван несвежей едой, а третьего вообще не могло быть, ведь они в тот момент находились в совершенно другом месте. Харви говорил себе, что все происходило по взаимному согласию, что насилие в армии – это чушь, которую давно искоренили. Совесть удавалось оправдывать ровно до того момента, когда одна из участниц увеселительных событий обратилась к нему напрямую, прося о помощи, просто подтвердить ее слова. На самом деле Харви понимал, что еще после первого случая нужно было сообщить об этом куда следует, он был не такой уж дурак и видел разницу между добровольными действиями и насилием. Только вот прекрасно понимал, что испортит жизнь в первую очередь себе самому, а не чертовому лейтенанту.
Через какое-то время двое из жертв все-таки подали в суд, но дело быстро замяли, обвинив девушек в том, что они злоупотребляли наркотиками. Лейтенанту же вынесли порицание за супружескую измену и перевели в другое место. Харви знал, что жертв было не пять и даже не десять, но не хотел вмешиваться, за что потом не раз себе выговаривал. Он любил говорить себе, что они действительно были виноваты. Хотя бы в том, что пошли в армию, где точно нет места для девушек или же в том, что не смогли за себя постоять. Сам понимал, что глупость, но исправить уже ничего не мог. Иногда, уже много лет спустя, Харви снова и снова анализировал ситуацию, пытаясь найти оптимальное решение или же как-то оправдать себя. Только все мысли о том, что его самого могли бы уволить, или же даже отдать под суд, были недостаточным оправданием для того, чтобы тем девочкам сломали жизнь.
Лучшее, что смог тогда придумать Харви – это продолжать образцовую службу. В надежде на повышение и то, что когда-нибудь он сможет искоренить подобное в армии. Единственный человек, которому он смог доверить эту историю, пытался успокоить его не лучшим способом, рассказывая, что сексуальное насилие в армии – это не насилие вовсе и что происходит это везде. Они не раз обсуждали, что женщинам тут не место, но у шовинизма Харви точно были пределы, в которые не входило сексуальное насилие.
В конце 2001 Харви ждал отправки на обучение, когда началась война с терроризмом в Афганистане. Вместо того чтобы остаться в стране он решил отправить прямиком в горячую зону. Ему казалось, что настоящая война  - это лучшее, что могло случиться с ним в жизни. Возможность для мальчишки стать мужчиной, не быть простой штабной крысой. Стрелять по людям, а не манекенам. Молодых всегда привлекает война, особенно если она происходит против мирового зла.
Конечно же, настоящая война сильно отличается от того, что представляют себе люди. Пусть даже те, кто имеют нужную подготовку и веру в себя.
Харви один раз был в командировке в другой стране, но это было даже близко не похоже на то, что ждало его в Афганистане.  Первый год войны был не самым простым, несмотря на новости.  Он ненавидел новости. Выпивая, он всегда заканчивал тем, что садился смотреть записанные на диск выпуски с того периода, когда сам был там. Часто это заканчивалось тем, что какая-нибудь вещь случайно ломалась после того, как по ней ударят.
За три недели до того, как он должен был отправиться в отпуск, им поручили особое задание. Конечно, так называлось почти каждое, но не всем из них было суждено надолго остаться в чьей-то памяти. Их отряд сопровождал гуманитарный груз и остановился в деревне, где их врача попросили осмотреть детей, у которых несколько дней не спадала температура. Территория уже была освобождена от террористов, поэтому они хоть и соблюдали боевой порядок, но все же находились в каком-то расслабленном состоянии, с удовольствием пользуясь вынужденной передышкой. В одном из домов той деревни укрывался отряд повстанцев, который умудрилась проворонить разведка и армии с нескольких континентов. Им дал приказ спокойно пересидеть несколько суток и скрыться ночью, но когда в деревню пришел отряд американских солдат, у кого-то из террористов не выдержали нервы и началась беспорядочная стрельба. Харви и его отряд довольно быстро собрались и смогли отбить нападение, но потеряли при этом несколько своих. Под огонь так же попало мирное население и тот самый доктор, которого они должны были защищать. Впрочем, его ранило несерьезно и уже через час он был в госпитале на базе, доставленный туда на вертолете. О его юных пациентах сказать того же было нельзя.
Сам Харви отделался парой царапин, от чего ему никак не было легче. Это было глупо, но единственное, чего он не ожидал когда шел в армию – это войны.
Через две недели он уже вернулся в Америку. Мирная жизнь не действовала отрезвляюще и скорее делала хуже. От осознания того, что  до окончания контракта было еще восемь месяцев, а значит его скоро снова вернут в Афганистан, становилось дурно. Его мучали кошмары вперемешку с совестью, все то плохое, что он успел сделать за последние несколько лет, резко навалилось на него и буквально не давало продохнуть. Мать убеждала его обратиться к врачу, но Харви настойчиво отказывался, понимая, что просто не сможет ничего рассказать о случившемся. Ему проще было запирать все внутри себя, пытаться истребить все воспоминания. Хоть и справлялся он с этим отвратительно.
В Афганистан ему все же пришлось вернуться, но в строю он пробыл всего две недели. Во время тренировки Харви умудрился сломать ногу и провалялся с госпитале месяц, после чего был отправлен обратно в Америку. Контракт он решил не продлевать, хоть и не знал, как это скажется на его жизни. Впрочем, его мало волновало, будет лучше или хуже, в тот момент ему просто хотелось вырваться из этого замкнутого круга и почувствовать другую жизнь.
Своей квартиры у него не было, поэтому пришлось возвращаться в родительский дом, убеждая себя, что это временно. Конечно, у него были некоторые сбережения, но Харви пока чувствовал себя слишком неуверенно. Он думал, что ему нужна неделя передышки, которая потом переросла в месяц, а затем и в полгода. Из дома он почти не выходил, скучал, читая старые книги или же сидя перед телевизором. Какое-то время боролся сам с собой, но затем все-таки начал принимать успокоительные, которые выписал врач (к которому пришлось пойти на обязательном медицинском осмотре). Скоро начал мешать их с алкоголем, пытаясь избавиться от вязких кошмаров, которые приходили каждую ночь. Увещевания матери он не слушал, ведь он прошел войну, видел столько ужасных вещей и был точно уверен в том, что с такими проблемами каждый мужчина должен справиться сам, пусть даже и не совсем правильными способами. И спас его от этого дерьма совсем не счастливый случай.
Его брат, тот самый умный брат, единственный из их семьи кто пошел учиться дальше школы, был арестован за хранение наркотиков. Харви лично поехал в соседний штат, чтобы его забрать и выложил за залог немалую часть своих сбережений.  Дома выяснилось, что учеба повлияла на Лиама Миллера совсем не так, как ожидали все его родственники. Мальчик, который впервые вырвался из дома, сначала пытался прилежно учиться и бороться за свое будущее. Только вот и обычная жизнь чертовски его манила. Он вступил в одно из студенческих братств, где познакомился с алкоголем и наркотиками, и не сумел вовремя остановиться.
Конечно же, все проблемы Харви резко были забыты, но он не обижался. Скорее увидел в этом какой-то знак, которого так долго ждал. Они с братом вместе боролись с зависимостями и вместе же пошли на работу в одну из небольших местных строительных компаний. Как думали, временно, лишь бы заработать на жизнь и свое жилье. Они сняли небольшую квартирку и каждое воскресенье вместе с родителями ходили в церковь.
Харви любил работать руками. Свободное время в армии он любил тратить на то, чтобы чинить какие-нибудь безделушки или же помогать с ремонтом  друзьям. Ему нравилось возиться с вещами, возвращать их к жизни и не меньше он любил чинить дома. Поэтому через год, когда его брат нашел неплохую работу в офисе, сам он решил место не менять. Многие советовали ему попытать счастье в охране или даже в полиции, но Харви не хотел ничего, что могло разбудить бы его воспоминания. Он старательно пытался удалить из памяти все, что было связано с армией, но некоторые особо мерзкие воспоминания все равно всплывали в кошмарах. Священник посоветовал ему попробовать искупить свои грехи через помощь людям. С ним Харви оказалось гораздо проще общаться, нежели с психиатром, который всегда был только рад выписать лишнюю порцию таблеток. Хотя после армии он стал не так уверен в своей вере, как раньше. Ему казалось, что все людские учения утрированы, он искал в книгах единство и совпадающие подробности. Впрочем, священник уверял его, что сомнения – это нормально, что через них и познается истинная вера. Он был не  так уж хорош в советах, но нравился Харви хотя бы за то, что был искренен.
Он стал волонтером в программе, которая помогает нищим или же просто бедным с жильем. Бывало, что тратил на это почти все свободное время, священник оказался прав и это действительно работало. Возможно, не избавляло от кошмаров, но помогало гораздо лучше их переносить. Ему больше не казалось, что он беспомощен перед своим прошлым. Харви даже однажды ездил в свой отпуск в Мексику, где вместе с другими волонтерами восстанавливал какой-то поселок.
С отношениями у него не ладилось. Самые длинные закончились через полгода, показавшись ему невыразимо скучными. На самом деле, ему не очень нравилось сдерживаться и пытаться что-то себе придумывать, а без этого все совсем не получалось. Поэтому свободное время он предпочитал проводить с семьей. У него появилось уже двое племянников. Его жизнь постепенно входила в постоянное русло, и Харви не ожидал никаких сюрпризов, смирившись с той стандартной программой, которая его ожидала. Поэтому когда перед ним появилась женщина, рассказывающая странные истории об ангелах и предназначении, Харви посчитал это странной шуткой. Впрочем, у этой серьезной дамы хватало аргументов и доказательств.
Согласился Харви не сразу, слишком уж много надо было обдумать. В тот вечер он напился впервые за последний год и долго смеялся сам над собой. Ведь есть люди, которые созданы для войны и которых война никуда не отпускает. Конечно же, он согласился. Не только потому, что мог поучаствовать в создании нового мира, не потому, что мог привести тысячи людей к спасению. Харви хотел найти искупление для самого себя, и это казалось ему замечательным шансом.
Его ангел была предельно строгой женщиной, которая была немного помешана на контроле. Уроки с ней всегда были четкими, ровными и без какой-либо лишней информации. Это вызывало у Миллера невольные ассоциации с армией, разве что постоянных отжиманий не хватало. Он понимал, что добрая мисс много чего от него скрывает, но никогда не задавал лишний вопросов. Ангел в этой странной иерархии стоял выше, а уж дисциплине Харви был отлично обучен.
Больше всего ему нравилось возиться с вещами и вкладывать в них часть себя. Он всегда был трудолюбив, но по отношению к магии стал еще и перфекционистом. Все те амулеты и артефакты он всегда делал сам, уничтожая предмет при малейшей ошибке, если он работал хоть немного не так, как задумывалось сначала. Неудачи в этом случае совсем его не пугали, а заставляли лишь становиться внимательнее. Но вот магию слова Харви не очень любил. Не чувствовал в ней нужной глубины. Поэтому хоть и старался запомнить все, что говорила мисс Ангел, но предпочитал возиться с очередной деревяшкой, пробуя новое сочетание рун.
Через два года добрая мисс сказала, что ему нужно перебраться в другой штат, потому что его родной город располагался в отвратительном месте и не давал его таланту развиваться дальше. Харви и рад был поспорить, но прекрасно понимал, что ничего хорошего этим не добьётся. Он не понимал, почему нужно было ехать в другую часть страны, а не искать источники силы поближе к дому, но спорить не хотел, уж больно серьезный взгляд был у нее. С семьей было расставаться тяжело, но его немного даже захватила непонятная жажда приключений, что случилось с ним впервые после Афганистана. Он был готов к чему-то новому и ждал от этого только хорошее.
Близким он объяснил, что Карфаген, не такой уж большой город в Пенсильвании, был идеальной возможностью для него начать свое дело, а не трудиться всегда на кого-то другого. Придумывал об инвесторах, которые решили вкладывать деньги именно там и обещал прилетать на каждый крупный праздник.
Карфаген ему понравился. Было в этом городе что-то такое, помимо всей его силы и странных вещей. Харви действительно открыл свою небольшую фирму, продолжая заниматься ремонтом. Наработать репутацию ему не стоило особого труда, все то, что он строил или ремонтировал, приобретало просто поразительную прочность. Вскоре он завел первых клиентов и друзей, постепенно вливаясь в жизнь чужого города, становясь там своим. Дисциплинированный, аккуратный и харизматичный, даже излишняя наглость не помешала ему завести новых друзей. Свое военное прошлое он пытался скрыть, но все равно слишком многие об этом узнавали, задавая не очень уж красивые вопросы.
Неприятная история с мертвым потомком и вскрытием первое печати произошла примерно через восемь месяцев после того, как Харви перебрался в Карфаген. Он пытался связаться с доброй мисс Ангел, уже догадываясь, что та не просто так отправила его в этот город, но она не отвечала даже на свой экстренный номер. Все поиски так ни к чему не привели, его учитель исчезла безо всякого следа, оставив его одного разгребать все это добро.
Через три года, когда снова начались непонятные смерти, многие из потомков в Карфагене испугались и решили провести ритуал, который должен был помочь защитить как их, так и беззащитных людей. Харви в этом деле особо участвовать не хотел, будучи уверен, что страх не лучший фактор для подобных действий, но поддался на уговоры. Он потратил несколько ночей на то, чтобы вырезать амулеты, которые они должны были напитать силой. Только вот предчувствие его совсем не обмануло. Вроде бы каждый там знал свое дело, было выбрано правильное место и врем я, но что-то пошло не так. Харви уверен, что кто-то напортачил в расчетах, но доказывать что-то уже было бесполезно. Они вместе с Свейном Хадсоном стояли в центре круга и должны были напитать амулеты и самих людей магией. Но вместо этого все сосредоточие силы отскочило от дерева и ударило в них двоих. Они, конечно, стали более защищенными от магических и демонических воздействий, но при этом оказались странным образом связанными. Сначала думали, что дело ограничилось взаимной эмпатией, позже выяснилось, что им даже сложно находиться на расстоянии друг от друга. Бессонница, раздраженность, непонятное ощущение страха, все это начиналось, когда их разделяло больше двух километров. Они несколько раз пытались расторгнуть возникшую между ними магическую связь, но пока ничего не получалось. Надеясь дождаться какого-нибудь знамения или события, которое могло бы дать достаточной силы, они вместе сняли дом, но здесь не обошлось без споров. Свейн явно привык к роскошной жизни, а Харви лишних трат никогда не понимал. Они спорили почти несколько часов, сойдясь в результате на довольно хорошем домике, который показался Миллеру все-таки слишком дорогим.
У них со Свейном не заладилось с самого начала, еще в тот неловкий момент, когда ему посоветовали Харви в качестве опытного строителя. Они тогда умудрились поругаться из-за какой-то ерунды. Миллер вообще не любил, когда человек без опыта осуждал его работу, тем более там действительно не было повода придраться. Ну, почти не было, лишь какие-то мелочи, которые вполне компенсировал амулет, который он спрятал между досок. Теперь же ему приходилось жить с этим человеком, да еще и быть связанным с ним какой-то странной эмпатической связью.



8. Способности и навыки
Имеет опыт в обращении с оружием. Хорошо обращается с электрическими приборами, вырезает и выжигает по дереву. Умеет, но не очень любит водить машину.
Из способностей лучше владеет рунной магией, создавая довольно неплохие амулеты, хоть и не с первой попытки. Не любит заклинания, предпочитая обходиться без них.

9. Частота посещения форума, опыт на ролевых
Обычно ежедневно. Опыт - несколько лет.

10. Связь

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


11. Пробный пост

Отредактировано Харви Миллер (2014-06-22 01:30:42)

+1

2

Доброго времени и добро пожаловать!

Мне ваша анкета понравилась, но возможность последствий ритуала, о котором вы писали, я должна согласовать с главным администратором. Посему тема пробного поста как раз этот ритуал, чтобы мы более предметно понимали как и что там произошло.

0

3

Чем меньше времени оставалось до ритуала, тем сильнее Харви овладевало нехорошее предчувствие. Впрочем, своему чутью он еще доверять не привык, а вот обещания нарушать не любил. Поэтому все свои подозрения он скинул на волнение. В крупных ритуалах до этого ему участвовать не приходилось.
Ирвин Ллойд, потомок Давида, обратился к нему с просьбой еще два месяца назад. После снятия первой печати, он стал самым большим параноиком Карфагена, видя опасность буквально во всем, а его способность страхи только усиливала. С Харви они подружились почти сразу, как он перебрался в город. Дружба эта была странная, но от всего нормального в своей жизни он уже давно отвык. Сначала просьба была вполне невинна - защитные амулеты. К таким просьбам Харви уже привык, в их неспокойное время каждый искал повод обезопасить себя и свой дом. Но вот только Ирвин не мог сказать ничего конкретного и все время путался в словах. Даже дураку было понятно, что он чего-то не договаривает. Харви почти месяц отказывался от его навязчивых просьб, пока тот все-таки не выложил всю правду. Оказалось, что ведомый своей паранойей, Ирвин долго изучал старые книги, надеясь найти способ, как всех их защитить. Там и наткнулся на какой-то старый ритуал, который должен был напитать амулеты защитной магией такой силы, которая недоступна никому из потомков Сифа. Отказать снова Харви помешало любопытство, ему стало интересно почувствовать, что же особенного в той магии.
Приготовления оказались не самыми быстрыми. Нужно было дождаться последнего дня весны, найти несколько редких пород дерева, а готовые амулеты покрыть причудливой вязью рун. Всего в ритуале должно было принять участие семь потомков, большинство из которых лишь бы подпитывало их силой. Основную роль на себя должен был взять именно Харви, вливая магию в созданные им амулеты. Половина ритуала была завязана на стихиях, лесная опушка, ветер, огонь. Вода должна была закрепить магию.
За полчаса до полудня они добрались до нужного места, и Ирвин ощутимо нервничал, боясь, что они не успеют разжечь костер. Остальные же, кроме высокого темноволосого парня, с которым Харви был поверхностно знаком по не самой приятной ситуации, не проявляли никакого беспокойства и явно были воодушевлены предстоящим событием. За пять минут до полудня они уже все встали по своим местам, один Ирвин снова и снова повторял подробности. Харви отдал мешочек с амулетами тому самому высокому парню, не сдержав кривой улыбки.
Костер был в центре, Харви и Свейн стояли по разным его сторонам, остальные же заняли позиции на равном отдалении от них и друг друга. После резкого звукового сигнала, который должен был сигнализировать полдень, Свейн подбросил амулеты над огнем, только вместо того, чтобы упасть в костер, они зависли над ним в хаотичном порядке. Харви начал читать заклинание и почувствовал, как чужая сила создает над опушкой что-то вроде кокона, охватывающего их круг. Он должен был уменьшиться и обволакивать только амулеты, после чего сила растворилась бы в них, питая защитную магию в течение долгого времени. Все шло неплохо и Харви даже подумал, что зря беспокоился столько времени. Купол был уже в метре от костра и стремительно уменьшался, когда темное дерево, которым были выложены некоторые руны на талисманах, неожиданно посветлело и начало искриться. Сначала совсем слабо, едва заметно для глаза, но с каждой секундой все ярче. Уже через пару мгновений все вокруг было в искрах, за которыми ничего нельзя было разглядеть. Что-то с силой толкнуло Харви вперед, он не сумел устоять на ногах и упал на колени, упершись руками в опасной близости от костра.
Искры исчезли неожиданно, Харви потер глаза и попытался рассмотреть, что же они натворили. Вопреки всем опасениям, ничего серьезного не случилось. Кто-то уже пытался подняться на ноги, кто-то так же растерянно оглядывался. Амулеты, ради которых это все и затевалось, тлели в почти потухшем костре. С какой стороны не посмотри, это было стопроцентное поражение, но Харви не очень расстроился, его не покидало ощущение, что все могло закончиться гораздо хуже. Они же отделались парой синяков и ушибов, да еще голова трещала так, будто бы он пил не останавливаясь всю прошлую неделю. Впрочем, все это казалось мелочами. Громко заявив о том, что в жизни он больше не подастся на уговоры и не станет участвовать во всей этой ритуальной чуши, Харви пошел к своему рюкзаку, который оставил у дерева, намереваясь выпить всю воду, что только принес с собой.

+1

4

Мне все нравится. Вы приняты. Добро пожаловать!

0


Вы здесь » Седьмая Печать » Регистрационный раздел » Харви Миллер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC